СИНАРХИЯ

И.И. Жук

С легкой руки царя Иоанна Васильевича Грозного идеальный способ правления государством был назван СИМФОНИЕЙ двух властей: светской и духовной. При таком способе правления светский владыка (или — царь) признается епископом внешних дел Церкви, и его Единоличное Самодержавие ограничивается исключительно Евангельским законом. Этим, кстати сказать, русский идеал правления государством в принципе отличался от всех как до того, так и после — существовавших в мире. Ни византийский император, чьи властные полномочия никакими внешними предписаниями так никогда и не были ограничены; ни уж, тем более, древнегреческие диктаторы, западноевропейские абсолютисты или коммунистические тоталитаристы ничем похожим себя ограничивать не пытались. Для любого единовластного автократора власть всегда и вовсе времена истории человечества являлась самоцелью. И если что-то её естественно ограничивало, то это обще-цивилизационное представление о неком абстрактном политическом идеале: понятие общей пользы и целостности границ (в Древнем Риме и в Древней Греции), общенародной социальной справедливости (при социализме-коммунизме), или вновь зарождающий предапокалиптический идеал – «всеобще-человеческого мира и безопасности».

Качественное же, духовное, исключительно христианское ограничение собственного самодержавия наложил на себя, повторяю, лишь первый наш русский царь, — Иоанн Васильевич Грозный. И единственной целью существования Руси-России при таком понимании смысла светской власти признавалось построение такого государства, в котором было бы наиболее удобно идти по пути спасения каждому человеку.
Безусловно, в силу того, что мы живем в реальном падшем мире, русский политический идеал осуществлялся довольно редко. Наиболее приближенным к симфоническому единству светской и духовной властей в России можно считать эпоху первых Романовых, когда во главе государства встал один из родственников царя Иоанна Васильевича Грозного по женской линии, — Михаил Федорович Романов, а в Патриархи был избран его отец, третий Патриарх Московский и всея Руси Филарет, (в миру — Фёдор Никитич Романов). Тогда, за каких-нибудь четырнадцать лет симфонического единства светской и духовной властей в России (1619-1633 гг.) страна из полного внутреннего развала за годы Смуты (1598-1613 гг.) смогла не только оправиться, но и духовно-хозяйственно возросла настолько, что уже второй русский царь династии Романовых, Алексей Михайлович (1645-1676 гг.) вкупе с Седьмым Патриархом Московским и Всея Руси Никоном (1652-1666 гг.) возмечтали о том, чтобы встать во главе всего православного мира(!). Закончилось это, правда, как и любое праздномечтание, чудовищным падением: срывом России в Раскол с последующим более, чем двухсотлетним пленением Церкви Государством (1700-1917 гг.), но почва-то для праздномечтаний явно же появилась(!)
……………………………………………………………………………

По мере всеобщей апостасии (остывания в православной вере) даже само по себе понятие Монархии предтечей нового мирового порядка Сент-Ив д’Альвейдром было признано одной из разновидностей анархии(?!). Прямую же противоположность «анархии» этот автор предложил именовать термином синархия (от греч. со-управление). Прикрываясь оккультно-мистическим учением о якобы духовном существовании «безупречного организма человечества» Сент-Ив возвел понятие синархии в некий явно постхристианский идеал, стремление к которому приведет-де народы Земли ко всеобщему «миру и безопасности».
Пожертвовать, правда, придется всего-то навсего: чистотой православной веры, то есть – Самим Христом, как вносящим раздор и разделение в синархическое единство представителей всех религий мира, идущих к «единому б-гу», — к антихристу.

8 марта 2017 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *